Как преодолеть страх пред людьми?

Христианин бояшийся людей - всё равно, что бесплодное дерево. Наша задача прославлять Господа пред людьми мира. Но как это достичь, когда при мысли о благовестии одолевает страх? Если страх и боязнь живет в вашем сердце, то это небольшое размышление над Писанием для вас. Лекарство от страха мы найдем в книге пророка Исайи 51:12-13

"Я, Я Сам - Утешитель ваш. Кто ты, что боишься человека, который умирает, и сына человеческого, который то же, что трава,и забываешь Господа, Творца своего, распростершего небеса и основавшего землю"

1.Ищите помощи у Господа

"Я, Я Сам - Утешитель ваш (Ис.51:12а)"

Если вы видите в себе страх перед людьми, то расскажите о нём Господу. Не стоит скрывать, не стоит лукавить - откройте свое сердце Отцу. Он силен утешить вас и изменить ваше боязливое сердце.


Collapse )

Семь признаков лжехристианина

Семь признаков лжехристианина

1. Отношение к церкви

а) безразличие
Истинно верующий стремится к общению с другими святыми и радуется ему (1Иоан.1:3). Лжеверующий не торопится стать членом поместной церкви или будучи ее частью с легкостью пропускает воскресные собрания. Ему там некомфортно и не интересно. Рано или поздно он уходит в мир (1Иоан.2:19)

б) ненависть
Возрожденный человек любит своих братьев и сестер, не мыслит им зла, не завидует, не превозносится над ними (1 Кор.13), снисходителен к их проступкам и согрешениям (Кол.3:13). Лжеверующий движим духом осуждения, считает себя выше других, часто злится и гневается (1Иоан.2:11).


Collapse )

Гонения на христиан в России прямо сейчас

Оригинал взят у alex_pro_1 в Гонения на христиан в России прямо сейчас
На прошлой неделе (первая неделя мая 2012 г.) одну женщину из нашей церкви, работающую в общеобразовательной школе, вызвал директор. Он не мог представить ей никаких обвинений в ненадлежащем исполнении трудовых обязанностей и т.п. Она не занималась на рабочем месте ничем, что можно было бы расценить как пропаганда религиозных взглядов. В целом она -- вполне примерный работник, как и положено христианину.

- В чем дело? - поинтересовалась она.

Директор мнется, однако говорит:

- Это не моя инициатива. Мне позвонили "сверху" и сказали, что баптистка в школе работать не должна.

Откуда ему позвонили? Ясно, что из департамента образования Самары (или области -- я не знаю структуры подчинения). Что это? Неужели мы при Путине возвращаемся в эпоху мрачного сталинизма? Хочется верить, что нет. Остается лишь надеяться, что власти не дадут происходить такому произволу -- чтобы хорошего работника увольняли из-за его религиозных взглядов. Надо заметить, взглядов, которые разделяют миллионы людей в самых разных странах нашего мира!

Прошу помочь распространить эту информацию во всех возможных источниках.



Как христианам следует относиться к МММ?

Оригинал взят у alex_pro_1 в Как христианам следует относиться к МММ?
В последнее время сразу несколько разных человек задавали мне вопрос об МММ: может ли христианин вкладывать деньги в эту систему и извлекать из нее прибыль? Насколько эта организация нейтральна в духовном отношении? Поделюсь своими соображениями.

Во-первых, МММ противоречит библейскому учению о честном труде. Новый МММ -- это типичная финансовая пирамида. "Что это значит?" -- спросите вы. Это значит, что данная организация не занимается ни производством, ни предоставлением услуг. Проценты по вкладам выплачиваются за счет новых вкладчиков. Упрощенно можно сказать, что люди, подписавшиеся в эту систему раньше, получают деньги за счет тех, кто подписался после них. Это подразумевает, что рано или поздно появятся те "низшие слои", которые сдадут деньги последними и не только не получат обещанные проценты, но и потеряют все, что вложили. В результате получится, что "десятитысячники", "тысячники" и "сотники" обогатятся за счет тех, кто под ними. А если сказать то же самое простыми словами, то "десятитысячники" попросту присвоят себе деньги тысяч людей, которые будут иметь несчастье подписаться последними.

Соответствует ли эта система заработка Библии? Никак! Писание говорит: "Кто крал, вперед не кради, а лучше трудись, делая своими руками полезное, чтобы было из чего уделять нуждающемуся" (Еф. 4:28). Данный стих не только устанавливает образец угодного Богу труда -- "трудись, делая своими руками полезное", но и напоминает о заповеди, лежавшей в основе Моисеевой конституции: "Не кради". Если в терминах современной юриспруденции деятельность МММ и нельзя квалифицировать как кражу, то по крайней мере ее нельзя назвать иначе, чем нечестным присвоением чужих денег.

Во-вторых, МММ эксплуатирует греховные инстинкты. Мавроди не скрывает того, что его система апеллирует к человеческой жадности. Иначе говоря, она основана на желании легкого обогащения. Однако внимательные читатели Библии должны знать, что стремление к легкому обогащению является грехом, который Библия однозначно осуждает. В греческом Новом Завете есть термин плеонексиа (πλεονεξια), который подразумевает желание "иметь" (эхейн, εχειν) "больше" (плеон, πλεον). В Синодальной Библии он обычно передается словами "любостяжание", "корыстолюбие" или "лихоимство". Как правило, легкое обогащение -- это обогащение за счет других людей: за счет их доверчивости, недальновидности или неудачливости.Collapse )


С печалью о брате-Герострате

Оригинал взят у alex_pro_1 в С печалью о брате-Герострате
Как известно, недавно лидеры российского баптистского союза приняли письмо, призывающее не допускать разделений по вопросам кальвинизма/арминианства. В ответ на это широко известный в узких кругах Геннадий Гололоб опубликовал свое обращение, в котором содержится призыв бойкотировать решение братьев, не прекращая святого джихада против кальвинистской ереси. Я поинтересовался мнением Виктора Семеновича Рягузова о воззвании Гололоба. Свое отношение он выразил в нижеследующем письме.

(Примеч.: Герострат – грек из Эфеса. Чтобы обессмертить свое имя, в 356 г. до н.э. сжег храм Артемиды Эфесской.)


С ПЕЧАЛЬЮ О БРАТЕ-ГЕРОСТРАТЕ…

Для многих людей Геннадий Гололоб является авторитетным автором, экспертом в богословии, страстным апологетом арминианства. Я читал некоторые его произведения, восхищался его эрудицией и способностью убеждать людей. Однако его призывы в комментариях на письмо РС ЕХБ о сотериологических разномыслиях меня очень опечалили. На мой взгляд, они несут два зла.

Во-первых, призывы к неповиновению пастырям провоцируют грех разделения. Апостол Павел предупреждал: «Умоляю вас, братия, остерегайтесь производящих разделения и соблазны, вопреки учению, которому вы научились, и уклоняйтесь от них» (Рим. 16:17). Проживая в Украине и не будучи членом российского братства, Геннадий бросает в него через интернет факел разделения: «Призываю народ Божий к опротестованию такого решения и отказу в повиновении в пользу мнения о недопустимости проповеди с кафедры кальвинистского учения и позволении проповеди арминианского, что полностью соответствует официально признанному вероисповеданию РС ЕХБ».

Я понимаю, ломать – не строить, душа не болит. У Гололоба не может болеть душа за братство, которое он не создавал. Я понимаю, он воспитывался системой Совета церквей, где устроение разделений в народе Божьем (конечно, только истины ради!) считается делом святым. В той среде устранили важнейший баптистский принцип о свободе совести. Сошлюсь на С.В. Санникова: «Перемещение на второй план принципа свободы совести и выведение его из состава семи [баптистских принципов] также симптоматично в среде СЦ ЕХБ, где постепенно все более и более стала доминировать не свобода, а строгая вертикаль власти. Именно эту централизацию власти обличал Г.П. Винс в конфликте с Г.К. Крючковым в 1991 году».Collapse )


Размышления по Псалму 13

1: «Сказал безумец в сердце своем: «нет Бога».

В этой части 1 стиха Давид фокусирует наше внимание на одном отдельно взятом человеке. И этот человек безумен! Почему он безумен? Потому что он отрицает - Бога. Не то, чтобы этот человек не верит не в каких богов. Вполне возможно, что человек, которого подразумевает Давид вместо поклонения истинному Богу, почитает одного или многих богов, поклоняется твари вместо Творца. И из-за помрачения разума, сама идея Единого Бога, Всемогущего, сотворившего небо и землю, для него безумна. Но безумен он сам.

Далее Давид переносит наше внимание с отдельного взятого безумца и уже показывает группу безумных людей. Collapse )

Рождество в сети

А что, если бы в I веке почти у всех были свои аккаунты в социальной сети?
Фантазия на тему Рождественской истории.


Цвингли и Лютер. Спор о вечере.

Взгляды  Лютера относительно вечери Господней хоть и отличались от учения католиков, тем не менее, были очень на него похожи . По их мнению, хлеб и вино, над которыми произносил молитву священник, становились по существу плотью Христа и Его Кровью. Цвингли решительно отделился как от учения римской церкви, так и от учения немецких реформаторов о действительном пребывании Господа в вине и хлебе на вечере.

Слова нашего Господа: „Сие есть тело Мое" и " Сие есть Кровь Моя ", - как утверждал Цвингли, - носят фигуральный характер и означают ни что иное, как то, что хлеб и вино, употребляемые на вечере, являются образом или знамением тела и крови Христа и что все совершается в воспоминание о Его смерти за нас; и слова апостола подтверждают это в 1 Кор. 11,22-28: „Сие творите... в Мое воспоминание. Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет."

Разность в понимании этого вопроса двумя великими реформаторами положила конец их братскому общению. В 1525 году Цвингли публикует важный трактат „Об истинной и ложной религии". В этом труде он ясно и основательно выразил свое мнение о вечере Господней.

В ответ на это появился другой трактат автором которого был Лютер, озаглавленный „Против нового лжеучения сторонников таинств". Цвингли ответил на это в том же году , где не упустил возможности наставить своего лютеранского противника быть менее субъективным и личностным и в своих несогласиях и в поношениях быть более разумным и вести свои доказательства на основании Слова Божьего.

Эколампадиус, задушевный друг Цвингли, опубликовал полемическое сочинение в защиту своих воззрений о простом учении о вечере Господней. Ответ на эту книгу появился весьма быстро в форме острого памфлета со стороны четырнадцати немецких теологов; предисловие к этой книге написал сам Лютер. Цвингли был оскорблен и весьма опечалился от такого враждебного нападения на такого справедливого ученого человека, как Эколампадиус, со стороны своих немецких братьев.

„В этом столетии, - говорил он, - я ничего такого не нахожу, что заслуживало бы меньшего внимания, чем этот памфлет, будь то по силе, с какой наносится ущерб Священному Писанию, так по надменности высокомерного тона, с каким он написан. Эколампадиус, простодушнейший из всех людей, настоящий образец истинной праведности и учености, от которого большинство из них получило и обучение, и наставление в области литературы, заслужил ли от них такой памфлет, выдержанный в такой не по-детски жестокой неблагодарности, так что мы через это склонны просить не укора на них, но анафемы."

Так борьба вошла в русло бесконечности. Число поборников своих воззрений непрерывно росло с обеих сторон. Воистину, дело было не из легких: успокоить ожесточившийся дух христианских докторов и примирить их друг с другом. Для этого в Марбурге в 1529 году была организавана встреча, на которой Лютер, Цвингли и их сторонники могли бы обсудить вопрос о вечере и примириться друг с другом.

Настал день встречи. Когда они сели за стол, Лютер взял мел и написал на бархатном покрывале стола слова

Hoc est corpus meum" - „Сие есть тело Мое". Он желал постоянно иметь перед своими глазами эти слова, отчасти чтобы поддерживать в себе мужество, отчасти из желания привести своих противников в замешательство. „Да, - сказал он, - это есть слова Христовы, и с этой скалы меня никто не сдвинет".

„Я торжественно заявляю, - продолжил Лютер, - что полностью расхожусь во мнениях со своими противниками в отношении учения о вечере и впредь буду отличаться от них. Христос сказал: „Это есть тело Мое". Покажите мне, когда тело не есть тело. Я отвергаю разум здравого человеческого рассудка, плотские основы и математические доказательства. Бог стоит выше математики. Нам дано Божие Слово, ему мы должны поклоняться и его мы должны исполнять."

Однако швейцарцы не позволили обескуражить себя высокомерной гордой речью Лютера. Эколампадиус ответил на это в спокойном тоне: „Очевидно и вне сомнения, в Слове Божьем есть такое образное  выражение. Иоанн есть Илия, камень был Христос, "Я есмь Лоза" - это такое же образное выражение: „Сие есть тело Мое".

Эколампадиус затем напомнил Лютеру о том, что в Евангелии от Иоанна, 6 говорится: „Дух животворит, плоть не пользует ни мало". Если Христос сказал жителям Капернаума „плоть не пользует ни мало", то Он этими словами отверг вкушение Своего тела материально. Таким образом, вытекает, что Он и не помышлял материального вкушения Его тела, когда устанавливал вечерю".

И хотя Лютер оставался непоколебимым, многие слушатели были изумлены ясностью и твердостью самых разных аргументов, с какими Цвингли вел поединок, и многие сердца здесь были подготовлены к принятию этой весьма важной истины. Один из них когда выслушал доказательства швейцарца, то не смог удержаться от восклицания: „Когда я направлялся на эту конференцию, то желал быть чистым листом бумаги, на которой перст Божий мог бы писать Свою истину. Теперь я вижу, что Дух воистину животворит, плоть же не пользует ни мало! Я отныне с Эколампадиусом и Цвингли единомышленник".

На следующий день в воскресенье совещание было продолжено. Лютер постоянно твердил один ответ: „Сие есть Тело Мое". Наконец  он схватил скатерть, развернул ее и поднял высоко перед глазами своих противников. „Вот, смотрите! - возбужденно кричал он при этом. - Так гласит наша тема! Вы ни на йоту не сдвинули нас с нашей позиции, чтобы вы смогли похвалиться! Мы не нуждаемся ни в каком ином доказательстве!"

Конференция была закончена, но никаких результатов не было. Ландграф Филипп, который более всего хотел примирить оппонентов, да и многие другие с ним искали, как подвести обе стороны по крайней мере хотя бы к внешней видимости перемирия. Он приглашал к себе в свой дом теологов по одиночке и предупреждал, уговаривал и заклинал проявить друг ко другу терпимость и снисходительность. „Подумайте, - говорил он, - о благополучии христианства и исторгните ссору из среды вас."

Швейцарские реформаторы охотно шли навстречу желаниям ландграфа. „Позволь нам, - сказал Цвингли, - во всем, в чем мы едины, во мнениях, объявить наше согласие и в других пунктах не забывать, что мы братья. В отношении основ спасения, в необходимости веры в Господа Иисуса, ведь у нас нет никакого разногласия." Да, да! - воскликнул ландграф, - вы едины во мнениях! Засвидетельствуйте о вашем единстве и признайте друг друга братьями." Тут Цвингли подошел к Лютеру и сказал ему:  Нет на земле никого, с кем бы я желал быть более единым,чем с вами".

Со слезами на глазах Цвингли приблизился к Лютеру и протянул свою руку и просил его произнести только одно слово"брат". Однако увы! Искреннее сердце Цвингли должно было испытать глубокое разочарование. . Лютер оттолкнул протянутую к нему правую руку Цвингли и решительно сказал: „У вас совсем иной дух, чем у нас!", что было равно тому, если бы было сказано: „В нас Дух Божий, а в вас дух сатаны".

Таким образом, швейцарцы сделали все, что было только возможно с их стороны. Они проявили воистину христианские чувствования и помышления, и мнение присутствующих слушателей было благосклонно к ним и их учению. Когда Лютер заметил это и увидел гнев ландграфа, то начал играть на более приятных струнах. Он подошел к швейцарцам и сказал: „Мы признаем вас друзьями, но не рассматриваем вас как братьев и членов Церкви Христа, но любовь, которой не лишаются даже враги, не должна быть вам отказана."

Мы уже не раз говорили о верности Цвингли Божьему Слову, но в этом эпизоде мне хотелось бы обратить внимание на его сердце, в нем было настолько, же много истины, как и любви. С неподдельной любовью Цвингли относился к своим оппонентам, как заочно, не допуская оскорблений в их адрес, рассуждая о доктрине, так и очно, говоря с ними мягко и будучи готовым, принять их, как братьев, ведь они исповедовали одно Евангелие, и лишь в одном вопросе они не сошлись во мнениях!

Да, истина важна, несомненно, мы не должны признавать за братьев тех, кто отрицает Евангелие, и проповедует спасение делами или в ком-то другом.  Но разве нам не братья и сестры те, кто, веря в спасение во Христе, по благодати, через веру, не от дел, притом имеют в важной, но второстепенной доктрине по отношению к спасительной Вести другое мнение? Не прибавили ли мы к Евангелию важность правильного понимания таких доктрин, как предопределение и избрание, понимание тысячелетнего Царства и понимание понятие Церковь? Не унижаем ли мы тех братьев и сестер, которые мыслят иначе? На кого мы больше похожи сегодня, на ослепленного Лютера, не признающего Цвингли как брата во Христе, или Цвингли, принимающего во Христе своих оппонентов? В погоне за истиной не растеряйте любви.. 

Уроки из жизни Ульриха Цвингли. Пасторство в Гларусе

В возрасте 22 лет (1506 г.) Цвингли заканчивает своё обучение и его изберают пастором в Гларусе. Здесь в течение десяти лет он оставался при верном исполнении всех своих многочисленных обязанностей, в то же время он продолжал усердно исследовать Священное Писание. Именно в течение этого времени познаний и испытаний он и получил подготовку для служения, на которое определил его Господь в Его Церкви.

 „Одна весьма интересная рукопись сохраняется поныне в цюрихской городской библиотеке, копии всех посланий Павла на греческом языке с множеством заметок из сочинений выдающихся отцов церкви, которые Цвингли написал собственноручно, отмечая это для себя на память", - пишет один из его биографов.

В конце рукописей значится: „Списано Ульрихом Цвингли в 1514 году." Он изучал также латинских и греческих классиков и собирал из трудов отцов церкви, особенно Оригена, Амвросия, Иеронима, Августина и Хризостома, учение и обычаи которых сильно практиковались в церкви первых столетий.

 „Я читаю докторов, - говорил он, - не только ради их авторитета, но в смысле того, как бы спрашивая друга: как понимаешь ты это место?"

Какое верное отношение к Писанию! Какая любовь к его изучению! Не пренебрегая чтением трудов отцов церкви, Цвингли, тем не менее, ставит безграничный авторитет Слова Божьего превыше всего остального.

В протестантской среде нашего времени мы редко используем термин предания по отношению к самим  себе. Но разве множество проповедей, комментариев на Библию и другой христианской литературы, что попадает в наши руки, пускай и здравых учителей настоящего и прошлого, являются ли такими же авторитетными, как само Писание? - Конечно нет! Давайте не забывать об этом и давать оценку всему, что попадает в наши умы -  Божьим Словом. Иначе это рано или поздно станет ловушкой для нас. Вникайте в Писание постоянно!

Вернемся к Цвингли. Ревностно изучая Писание, перед его  духовным взором все яснее вставали злоупотребления католической церкви. С этого времени он начинает смело проповедовать с кафедры неповрежденное человеческими преданиями Слово Божие, выставляя напоказ извращенные нововведения римской системы, хотя в то время он еще твердо держался за мессу и многое другое. Но первые лучи восходящего солнца Реформации начинали разгораться.

Военный поход против Франции.

Во время пасторской деятельности Цвингли в Гларусе  Франция объявляет войну Италии. Папа римский, понимая свое бедственное положения, обращается к швейцарским кантоном за военной помощью, к тому же наемничество было весьма распространено среди швейцарцев. В связи с этим Цвингли решает оставить свою мирную деятельность и присоединится к войскам.  Он принимает участие в двух военных походах 1513 и 1515 годов. Если первый окончился победой, то второй поражением. На глазах Цвингли умирает очень много его соотечественников. Достаточно насмотревшись на столь печальные последствия обыкновения его соотечественников вмешиваться в борьбу наций, рисковать и проливать кровь ради чужих конфликтов, Цвингли возвышает свой голос против института наемничества, и некоторые кантоны слушают его.

Также, благодаря времени проведенному в Италии во время военных походов Цвингли начинает лучше видеть любовь к роскоши церковных вождей, жадность и невежество  священников, и развращенную жизнь монахов.

По возвращении из военных походов Цвингли начинает с гораздо большим усердием исполнять свои пасторские обязанности. С твердым решением проповедовать ничто иное, как чистое Слово Божие, он вновь вступает за кафедру.